Ru
En
Наше мнение

Только по сути

10 августа 2019

Бывшая жена Потанина требует от него 5,8 млрд фунтов

Бывшая жена совладельца и президента «Норникеля» Владимира Потанина Наталия подала иск в Высокий суд Лондона с требованием от бывшего мужа 5,8 млрд фунтов стерлингов ($6,3 млрд), сообщили The Telegraph и The Times.

Потанины в разводе уже около шести лет, инициатором разрыва стал бизнесмен. В 2013 г. он подал иск о разводе, в феврале 2014 г. мировой суд Пресненского района Москвы его удовлетворил. Потанина пыталась сначала в российских, потом и в кипрских судах получить от бывшего мужа половину его доли в «Норникеле». Тогда миллиардер контролировал чуть более 30% акций компании. Эту информацию «Норникель» регулярно публиковал в квартальных отчетах.

Российский суд посчитал, что акции «Норникеля» Потанину не принадлежат, и разделил между экс-супругами лишь недвижимость и финансовые активы. Пока шел судебный процесс, акционер «Норникеля» изменил структуру собственности, а компания перестала раскрывать в отчетах, что конечным ее бенефициаром является Потанин. Кипрский суд в 2015 г. постановил, что спор бывших супругов должен рассматриваться в России.

Потанина наняла представлять свои интересы в суде королевского адвоката Чарльза Ховарда, а Потанин – адвоката Фиону Шаклтон, пишет The Telegraph. Ховард практикует в фирме 1KBW, Шаклтон – в Payne Hicks Beach. Представитель первой отказался от комментариев, вопросы в Payne Hicks Beach пока остались без ответа.

Потанина объяснила The Times, что она резидент Великобритании с 2016 г. и не имела возможности на справедливое правосудие в России, поскольку ее бывший супруг близок к президенту Владимиру Путину: «Они так называемые приятели по хоккею».

«История бракоразводного процесса разделит процесс в британской юрисдикции на две части: подсудность спора Высокому суду Лондона и [в случае положительного ответа] какие активы нужно разделить между супругами», – говорит партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. Он отмечает, что неудача истца в российских судах может быть опасным моментом при определении юрисдикции спора.

«Спор бывших супругов может длиться достаточно долго, но самый интересный вопрос возникнет потом – как исполнять английское решение [в случае победы]», – рассуждает адвокат Forward Legal Эльмира Кондратьева.

Полноценное разбирательство в Англии возможно после уведомления ответчика, поясняет Кондратьева: «Чаще всего повестку вручают лично. Но в нашей бракоразводной практике в Англии существуют примеры, когда уведомление разрешается отправлять по электронной почте. Для этого необходимо представить в суд доказательства, что электронный адрес принадлежит ответчику, и подтверждение получения/прочтения письма». После этого у ответчика, если он не проживает в Англии, есть 21 день, чтобы подтвердить суду получение иска. Иначе он теряет право на полноценную защиту от иска, добавляет юрист.

«По общим правилам искового производства стороны самостоятельно определяют пределы спора. Соответственно, разделу будет подлежать то, что истец включит в иске в массу супружеского имущества», – объясняет Горбунов.

Основной актив Потанина – «Норникель», крупнейший в мире производитель палладия и рафинированного никеля. Сейчас Потанин владеет 34,6% «Норникеля» через структуры «Интерроса» (Bonico Holdings и Whiteleave Holdings), зарегистрированные на Кипре.

Капитализация «Норникеля» на Лондонской бирже в пятницу, 9 августа, составляла $35,9 млрд. Исходя из нее 30% стоят $10,8 млрд, 34,6% – $12,4 млрд. Дивидендная политика «Норникеля» предполагает выплату 60% EBITDA, если долговая нагрузка ниже 1,8; если же этот показатель равен или превышает 2,2, акционерам полагается 30% EBITDA. В 2018 г. EBITDA «Норникеля» составила $6,2 млрд, долговая нагрузка – 1,1 EBITDA, для расчета дивидендов – 0,8. С учетом промежуточных выплат в 2018 г. на дивиденды компания направила $3,7 млрд, т. е. 59,7% EBITDA.

Традиционно между супругами делятся активы, нажитые в период брака, говорит Кондратьева, но английский суд в предмет раздела может включить имущество, приобретенное до брака, если сочтет, что имущество стало семейным. «Английский суд вправе выносить решения не только в отношении раскрытого имущества. Если сторона не раскрывает информацию о каком-либо активе, но имеются веские основания считать, что он является дополнительным финансовым ресурсом для этой стороны, английский суд имеет право учесть его», – добавляет она. При этом текущие дивиденды уже не должны включаться в раздел, так как ответчик получает их после развода, подчеркивает Кондратьева. По итогам 2018 г. структуры «Интерроса», через которые Потанин владеет «Норникелем», получили примерно $1,3 млрд дивидендных выплат.

Суд может наложить обеспечительные меры: арест будет означать, что ответчик не сможет передать то или иное имущество, продать, подарить, продолжает Кондратьева, но он сможет продолжать пользоваться этим имуществом или реализовывать корпоративные права. Принятие судом обеспечительных мер возможно по обращению стороны разбирательства, подчеркивает Горбунов: «Но суд будет смотреть, не нанесет ли арест вреда интересам сторон спора и третьим лицам».

«С признанием решений суда за границей вопросов скорее всего не будет, – полагает Кондратьева. – В России наверняка возникнут сложности: у нас с Англией нет соглашения о признании решений, но признать английское решение можно попытаться на основании принципа взаимности. Юристы Потанина наверняка будут возражать». Она считает, что, если предметы российского и английского исков пересекаются, это действительно может стать преградой в признании и исполнении английского решения. Кто точно выиграет от этого процесса – это английские юристы, которые традиционно работают на высоких почасовых ставках, иронизирует Кондратьева.

Представители Потаниной, «Норникеля» и «Интерроса» от дополнительных комментариев отказались.

← Назад